Корзина
2 отзыва
Склад аттестован на III компартмент

Транспортная и складская логистика

+79126788789
+7 912 678-87-89Ком. директор Андрей Викторович
+7 929 214-59-56Отдел логистики Олег Николаевич
+7 902 441-88-63Отдел логистики Ольга Сергеевна
Добавить отзыв

"Отмороженные пальцы запомнились надолго". Водитель бензовоза рассказал о жизни и работе

"Отмороженные пальцы запомнились надолго". Водитель бензовоза рассказал о жизни и работе

С водителем бензовоза из г. Пущино Евгением Файрушиным беседовал ведущий канала "Техосмотр с Владимиром Гавриловым".   

Расскажи пожалуйста, когда ты сел за руль, когда у тебя появилась тяга к автомобилям и как это случилось?

— Наверное, с детства. У меня дед был водителем, всю жизнь отработал, отец был водителем. Я отучился на краснодеревщика, но это не моё. А руль с детства больная моя тема. Как получил права, только с ГАИ вышел – и сразу в машину. Поехал в Москву.

Надо пояснить, что мы находимся в городе Пущино Московской области. Ты получил права и сразу отправился в рейс?

— Нет, ребята повзрослее посадили меня за руль, а сами ехали рядом. Они всё ждали, пока я права получу. Это сейчас сделать права легко, а раньше получение удостоверения было целым событием.

Ты получал права от ДОСААФ?

— Нет, у нас была школа, учебно-производственный комбинат. И там все честно сдавали на права, а не покупали их. Я сразу получил В и С, а через пару лет получил категорию Е. До этого на фурах никогда не ездил, никто меня не учил.

Первой моей фурой был американец с 17-метровым полуприцепом-панелевозом. Я в первый раз сел на такую дуру и поехал в Москву с 40 тоннами за плечами. 

Мне шеф сказал: погрузи 20 тонн, проверь, как чего. Я пошел к мужикам и спрашиваю: в чем разница между 20 и 40 тоннами? Они говорят – за 20 тонн ты 3 тысячи получишь, за 40 тонн – 6 тысяч. Ну я и говорю: 40 грузите! 

Первый мой рейс прошел без происшествий, ездили по центру Москвы. Ни страха, ничего такого не было...

А сколько тебе было лет?

— 23 года. Год отработал на панелевозе, а потом перешел на бензовоз и здесь работаю уже 10 лет. Близкие друзья посоветовали мне фирму, где я работаю по сей день. 

Нужно было пройти какой-то кастинг, собеседование?

— Да, собеседование. Раньше сюда было трудно устроиться, а сейчас фирма разрослась и стало полегче. Но всё равно берут не каждого. Приходишь – сдаешь вождение: принимает главный механик. Он смотрит, какие у тебя навыки. Месяц стажируешься, ездишь с опытным водителем, он показывает, как сливаться, рассказывает о специфических тонкостях. И приступаешь к работе, если ты все понял и осмыслил.

Подготовка к выезду на линию, контроль – все такое же, как на других предприятиях, или есть свои тонкости?

— В моей фирме все строго: перед рейсом механики осматривают машины – лампочки, фары, жидкости, тормоза. Потом мы, водители, идём к доктору: «продуваемся», он измеряет давление, пульс. Всё прошел, получил документы и задание, садишься, дуешь в алкотестер, заводишь машину и в путь.

Существуют специальные курсы повышения квалификации, когда присылают тренеров или водителей отправляют в организацию. У вас такое бывает?

— Да, мы учимся в школе безопасного вождения, и раз в год получаем сертификаты. Сдаем сначала устные экзамены, а затем практику. 

А еще бывают курсы экономичного вождения...

— Мы не можем работать экономично, у нас своя специфика. Мне положено ехать 70 километров в час.

Съезжая с горы, машины нередко разгоняются на нейтральной передаче, но нам нельзя превышать скорость. Под гору приходится тормозить, а в гору – тянуть. 

Из-за этого сильно экономить не выходит. Но и перерасхода ни у кого нет, на машинах стоит помощник при вождении, большинство по нему ориентируется. С машин считываются данные о стиле вождения, разгонах и торможениях, компьютер всё считает, выносит баллы и определяет лучших водителей. Для них предусмотрены поощрения. 

Ты считаешь себя дальнобойщиком? В твоём понимании дальнобой – это рейс на какое-то расстояние? Или это больше состояние души?

— Думаю, состояние души. Если умеешь на фуре ездить, ты уже дальнобойщик. Это не легковая машина, тут свои тонкости, свои нюансы.

Самое большое расстояние, какое у тебя было?

— Ездил в Новосибирск, около 4000 километров. Всю Сибирь объездил, много где катался, хватило романтики. У бензовозов своя специфика, у нас много ответственности, но романтика тоже, конечно, присутствует. Сама возможность сесть и поехать куда-то, хоть и по маршруту – эта доля свободы в жизни очень важна. Один на один с дорогой, с машиной.

Наверняка есть какие-то истории – смешные, грустные, поучительные.

— Однажды зимой под Уфой рессора лопнула на американце. Отмороженные пальцы рук и ног запомнились надолго.

Один раз спас коллегу, который чуть не сгорел. Шел на Смоленск, впереди меня ехал старенький потрепанный бензовоз. Гляжу, у него из-под колес валит дым. Чуть подъезжаю, а с задней оси уже пламя идёт. Нам нарушать нельзя, у нас скоростной режим: я ему фарами моргаю, тот не останавливается. 

На свой страх и риск догнал его, потратили восемь огнетушителей – и потушили. Водителем оказался дедушка, сказал, что не видел дыма... Поэтому в зеркала нужно смотреть постоянно. 

Один раз подвозил попа, дьякона. Выезжал с Нижнего Новгорода. Он сразу предупредил – мне на остановках ничего не надо, ни еды, ни сигарет. Остановились в кафе. Он сидит, ерзает. Спрашивает: ты кушать пойдешь? Говорю – ну да. Он спрашивает: а можно с тобой? Ну идём. Я решил поесть поплотнее, взял себе жаркое и вкусняшек всяких на 600 рублей. Смотрю, стоит мнётся. Спрашиваю: может, тебе взять что? А он говорит: всё то же самое и два куска хлеба. Я-то с чистой душой подвез, помочь хотел, а он… наглость.

У тебя дети есть?

— Да, две дочки.

А если бы был сын и сказал – папа, я хочу пойти работать дальнобойщиком, ты бы его отговорил?

— Нет. Пусть идёт!

Я по традиции задаю вопрос: если начать жизнь сначала, пошел бы ты по этой же стезе? Но я уже понял из твоего предыдущего ответа что да. Всё равно пошел бы работать за руль большой машины.

— Ну да. Или еще куда, но чтобы было связано с машинами.

Отлично. Удачи тебе и безопасности в твоём нелегком труде!

Источник