Корзина
2 отзыва
Склад аттестован на III компартмент

Транспортная и складская логистика

+79126788789
+7 912 678-87-89Ком. директор Андрей Викторович
+7 929 214-59-56Отдел логистики Олег Николаевич
+7 902 441-88-63Отдел логистики Ольга Сергеевна
Добавить отзыв

Инспекторы-чародеи. Как линейкой взвесить тонны и превратить их в рубли

Инспекторы-чародеи. Как линейкой взвесить тонны и превратить их в рубли

Координатор ассоциации "Дальнобойщик" Валерий Войтко рассказал о необычной ситуации, сложившейся в Саратовской области.

— Никогда не собирался становиться адвокатом наших коллег-самосвальщиков, «идейных перегрузчиков» со всеми их косяками. Но история, которую рассказал представитель ассоциации «Дальнобойщик» из Саратовской области Валерий Баглай, напрочь выбивается из привычных шаблонов. Ситуация забавная. Вы когда-нибудь слышали, чтобы килограммы и тонны измеряли линейкой?

Когда взвешивать нельзя, но очень хочется

Наши коллеги-перевозчики из Саратовской области взаимодействуя с прокуратурой и региональным министерством транспорта добились фактической отмены эксплуатации передвижных комплексов весового контроля. Передвижные посты не работают. Такое решение вызвало некую растерянность в Ространснадзоре и ГИБДД, однако выход был найден. Сотрудники надзорных органов решили: «Если невозможно взвешивать, будем определять вес расчетным путём, методом вычисления». Теоретически, такая возможность есть, но к чему это приводит? Берём в руки протокол и читаем:

Путем проведения инструментального контроля с использованием измерительной рулетки, дальномера лазерного и курвиметра дорожного установлена общая масса транспортного средства – 60 тонн при допустимой полной массе 32 тонны.

То есть, используя вот эти инструменты сотрудники регионального УГАДН провели необходимые с их точки зрения измерения и вычислили массу ТС. В результате – штраф для владельца самосвала. Нехилый такой штраф:

На самом деле все просто. Это физика за 4 класс. Есть линейные размеры некоего объекта – длина, ширина, высота. Зная их, можно вычислить объем объекта. Зная объем и плотность груза, который помещен в этом объеме, можно с той или иной степенью точности вычислить примерный вес груза. Проблема в другом: для ряда перевозимых грузов, в первую очередь инертных (песок, грунт, щебенка, зерно) допускается измерение перевозимого груза в кубометрах. В ряде случаев и объемы поставок исчисляются кубометрами, например, если речь идёт о строительстве.

Однако штрафы за превышение полной массы ТС, равно как и расчёт ущерба, нанесенного дорожному покрытию, производятся только в мерах веса – тоннах или килограммах. 

Причем по ст. КоАП 12.21.1 (штрафы за перегруз) величина штрафа зависит от размера превышения, установленного на конкретной машине. У каждой «вилки» своя стоимость: от 100 до 500 тыс. рублей для юрлиц. То есть разница в весе в несколько сотен килограммов приводит к тому, что транспортное средство с перегрузом переходит из одной «вилки» в другую. И речь идёт не о копейках: размер штрафа увеличивается на сотни тысяч рублей.

Очевидно, что для точного и объективного выяснения фактических осевых нагрузок и полной массы ТС и используется весовой оборудование, которое позволяет с точностью определить степень перегруза и назначить штраф. В рассматриваемой ситуации с необходимой точностью произвести расчеты и выяснить массу ТС тем способом, которым это сделали сотрудники УГАДН, практически невозможно. Такой способ не может дать точные показания. Даже если мы представим идеальную ситуацию (предположим, что самосвальный кузов это параллелепипед, равномерно заполненный щебнем), помимо объема нам нужно будет знать плотность перевозимого груза. Она зависит от ряда факторов – например, влажности или фракции (размере щебня или песка). А информации о фактических значениях характеристик, необходимых для точного измерения веса, в протоколе нет.

В принципе, примерно предположить, есть у самосвала перегруз или нет можно и визуально – по тому, насколько продавлены шины, по горке сверху над бортами полуприцепа. Но этого понимания явно недостаточно для того, чтобы отнести категорию правонарушения к той или иной части ст. 12.21.1 КоАП. А от этого зависит величина штрафа. 

При таком подходе нет возможности указать фактический размер ущерба. Следовательно, протокол и постановление будут считаться оформленными с использованием недопустимых доказательств. И сила их ничтожна.

Про действия и бездействие контролёров

Что мы имеем? Весами пользоваться запрещено. Расчетным путем добиться точности, необходимой для правильного оформления протокола, невозможно. Выходит, нарушителям – раздолье? Не очень бы хотелось, потому что дороги они действительно гробят, а нам по ним ездить. Вроде бы тупик, но так ли все безнадежно?

Я прекрасно помню, что представляли из себя карьеры не так много времени назад. Это был чисто криминальный бизнес. Что происходит сейчас? Я полагаю, что явного криминала там нет, но владельцы карьеров в регионах это, как правило, предприниматели, которых в последнее время относят к категории уважаемых, а местами и авторитетных бизнесменов. Просто так с улицы в этот бизнес не зайдешь, и я предполагаю, что у этих предпринимателей неплохие отношения с местными властями. С другой стороны, потребители песка и щебня это строительный сектор, дорожное строительство, ЖКХ – то есть субъекты, также весьма плотно аффилированные с властью. Всё это в большинстве случаев позволяет откровенно плевать на нормативы весовых нагрузок и таскать перегруз. Хорошо в этой ситуации и тем, и другим, а плохо – самосвальщикам.

Почему? Наверное, потому что инспекторам Ространснадзора и ГИБДД гораздо спокойнее и приятнее раз за разом шкурить перевозчика, безответного шофера, чем попытаться гавкнуть на тех, кто действительно виновен в перегрузах. 

А так – протоколы оформляются, штрафы идут в бюджет, и к рукам у кого-то наверное что-то прилипает. Нет, не прилипает? Ну тогда пардон. В итоге мы имеем вечно виноватых самосвальщиков и раздавленные дороги. На ремонт дорог выделяются деньги из республиканского бюджета, на эти деньги нанимаются самосвалы, которые снова тащат перегруз – вот такой вечный двигатель. Круговорот бабла в природе вокруг генералов песчаных карьеров.

Наказывать за последствия или заниматься профилактикой?

Один из адресатов нашего обращения – это прокуратура. В ситуации, которую мы рассматриваем речь идёт об отсутствии системной работы по предотвращению разрушения дорог, по профилактике и недопущению перегрузов со стороны должностных лиц УГАДН. Водителей можно штрафовать бесконечно, но до тех пор, пока в перегрузах заинтересованы заказчики и отправители песка и щебня, ситуация не изменится.

Что должны сделать специалисты УГАДН и прокуратуры? Сосредоточить свои усилия на профилактике, недопущении перегрузов. А если они не знают, как это сделать, подскажу. По моему мнению, значительная часть служивых дальше четвертой части ст. 12.21.1 КоАП не заглядывали – хотя там есть и 8, и 9, и 10 части. Именно они дают возможность снять ответственность с перевозчика и переложить её на грузоотправителя.

Ответственность грузоотправителя за несоблюдение весовых параметров и недопущение перегруза описана в КоАП, в Уставе автомобильного транспорта и в Правилах перевозки грузов. 

Дополнительным, косвенным подтверждением правоты наших тезисов об ответственности грузоотправителя является майское решение Верховного суда, в котором ответственность за перегруз возложена на того, кто загружает груз в ТС.

В одном из саратовских протоколов есть примечательная отметка водителя, который написал: "По документам загружено 20,3 тонны, сколько показали весы – не знаю". Это неплохая запись, она позволяет толковать ситуацию в ключе частей 8 и 9 ст. 12.21.1 – а это те части, где речь идёт о грузоотправителе, сообщившем недостоверные данные о весе предъявленного к перевозке груза. Но такую ситуацию почему-то не рассматривают.

В чём суть нашего обращения в прокуратуру? С нашей точки зрения, сотрудники УГАДН, которые оформляли протокол, демонстрируют бездействие (халатность), не исполняя обязанности по обеспечению сохранности автодорог. Они не занимаются ни профилактикой, ни предотвращением – хотя все инструменты для пресечения нарушений у них есть. Но в силу каких-то непонятных причин они этого не делают. Оценку этого бездействия (халатности) должна дать прокуратура.

Никаких особых проблемы для организации контроля веса грузовиков, выезжающих с территории карьеров, нет. Там, где надзорные органы заточены не только под штрафы, но и под профилактику работа выстраивается очень быстро и аккуратно. 

Весы – самые недорогие и простенькие – дают информацию о фактической массе выезжающего самосвала. В случае необходимости всегда есть возможность "стряхнуть" лишнее, не нарываться на штрафы и не портить дороги.

Возникает вопрос: почему это не делается? Не знаю. Но я не вижу никаких проблем в том, чтобы организовать совещание в департаменте дорожного правительства, на котором присутствовали бы представители губернатора и прокуратуры, дорожники, заказчики песка и щебня и владельцы карьеров. Для специалистов УГАДН не составит никакого труда подбить статистику – каковы объемы перевозимых по территории регионов инертных грузов, какое количество машин идёт с перегрузом, какой ущерб наносится дорожному покрытию. Потом привести статьи и главы из нормативной базы и поставить владельцев карьеров перед простым выбором: или вы платите все штрафы за перегруз машин, или оборудуете свои карьеры весами. И всё! Никаких конфликтов, никаких скандалов, никакого ущерба дорогам и никаких расходов на ремонт. И, кстати, никаких предпосылок к тяжким ДТП, которые могут произойти по вине перегруженного транспорта.

Полагаю, что совокупный положительный эффект от таких мер не идёт ни в какое сравнение с материальной выгодой поставщиков и потребителей песка и щебня, которые строят своё финансовое благополучие на использовании перегруженного транспорта. Было бы у самого региона желание эффективно, гарантированно навести порядок на дорогах… но если этого желания нет, вопросы нужно задавать не нам, а прокуратуре. Чем мы и займемся.

Источник